Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Несуразные вещи

Сонетостроение

Мой тезис прям и прост: создать сонет

способен всякий, знающий законы

стихосложения. Пусть даже не поэт,

пусть даже тот, с кем музы не знакомы.

 

Но только молвит он: «Да будет свет!»,

как грозный антитезис все резоны

наивной мысли вдруг сведет на нет,

и тьма погасит космос нерожденный.

 

Изящный синтез слов любой эстет

сочтет издевкой злой и изощренной

над вдохновением — эстетскою иконой,

в которой смысл подменен на цвет.

 

На это мастер, в алгебру влюбленный,

всегда готов дать творческий ответ.

18.02.2017

 

Знаки речи

Нам речь дана для правообладания

вещей идеями — они имеют вес

в прямых глаголах и иносказаниях,

со знаками приличия, и — без.

 

Смиренных знаков пафос препинания

сегодня не в чести — для поэтесс

несносен грех взаимопонимания

и вежливости непристойной бес.

 

Но тонкий вкус и грустный интерес

читателей измучены вниманием

к великой тайне неправописания,

в котором правит правилом Дантес.

 

Чем больше дров, тем аккуратней лес,

но этот факт относим к примечаниям.

08.02.2017

 

Ворон

Умиленно гляжу на знакомых ворон:

вот мой друг закадычный, задумчивый ворон,

ковыляет по скверу — вороний барон

безупречно суров, элегантен и черен.

 

От окрестных садов и от дальних сторон

к этой птице стремятся, ругаясь и споря, —

галки, голуби и воробьев эскадрон,

и капризные чайки Балтийского моря.

 

Он рассудит их всех, потому что умен:

за версту различит лихоимца и вора,

потому что он мудр и праведен он,

в приговорах не строг и на казнь непроворен.

 

Потому что ему уже лет — миллион,

и давно уже он не чернеет от горя.

24.01.2017

 

Сирота

Чернеют три креста над лысою горой,

там делят скорбный хлам усталые мужчины,

там — каждый за себя: отец не знает сына,

но ветхий, как Завет, он шелестит порой.

 

Всего лишь человек. Голодный и живой.

Жующий день и ночь, упрямый как скотина,

он верует в права и правду гражданина,

но так боится жить — от страха сам не свой.

 

Он сам себе тюрьма и сам себе конвой,

трепещущая тварь — дрожащая личина,

зародыш, эмбрион, зачатый без причины,

в расчете, что из тли получится герой.

 

Но жалок он и глуп. И в недрах паутины

безбожной пустоты смердит душой сырой.

23.01.2017

 

Версификатор

Я не поэт. Я — программист и математик,

от вдохновения не плачу по ночам.

Мне за алхимию любви никто не платит,

как платят шлюхам или стукачам.

 

На лире приторной не развращен играть я,

мой долг — считать метафоры, ворча

перешивать бесстыжим рифмам платья,

неладно скроенные мною сгоряча.

 

Да, я педант. Шумят подруги и собратья

за добрым пивом в барах при свечах,

и бодро шлют моим стихам проклятия,

но правды нет в их пламенных речах.

 

Вот правда: для ума достойное занятие

быть безупречно точным в мелочах.

01.12.2016

 

Сосед

Почти как Цицерон красноречив сосед,

когда со мной мою же допивает литру.

В истории весь день он оставляет след —

он дальновидный муж и аналитик хитрый.

 

Он истину постиг уже в двенадцать лет,

глаза его горят, язык острей, чем бритва:

актер такой-то, мол, подсел на марафет,

а этот новый мэр когда-то был бандитом.

 

Расскажет мне он все и вся про высший свет,

про геев и футбол, про тех, кто снова в титрах

многометражек, и — про тех, кого там нет,

кто прячется в тени от камер и софитов.

 

Мне проку нет теперь от чтения газет:

вся истина — в вине, и нам она открыта.

12.11.2016

 

Партизан

Сидишь на стуле посреди квартиры,

угрюмо пьешь просроченный нарзан:

душа болит, как недозревший чирей

на мягком месте — ты от злости пьян.

 

Тебя волнует все в подлунном мире:

война и мир, футбол и Эрдоган,

Ты, запираясь по ночам в сортире,

один за всех воюешь, партизан.

 

С утра дожди, клопы и вечно сыро

в стране и в городе. Но враг no pasaran,

пока душа не захлебнулась жиром

и не дрожит в руке твоей стакан.

 

Пока на кухне суетится Ира

и каплями исходит ржавый кран.

10.08.2016


ЛЮБИТЕЛЬ АБСЕНТА

Трепещет день от холода и влаги,

несутся прочь сырые облака,

Нева полна безумства и отваги —

гранит штурмует гордая река.

 

Я пью абсент — и не снижаю тяги,

и черный кофе пью без молока,

про модернистов сочиняя саги,

я целый день валяю дурака.

 

В кафе за столиком усталая рука

рисует праздник и цветные стяги:

Париж, Монмартр, Пикáссо и бродяги.

 

Пройдут года. Или пройдут века,

но хватит мне абсента и бумаги,

чтоб не сойти с ума наверняка.

11.06.2016

 

Утро в саду

Едва забрезжит день над Купчино безбрежным,

как зацветет в саду скрипучее рожно,

и полицейский Глеб тинейжеров задержит

за раннюю любовь под кислое вино.

 

То вёдро, то гроза, а то туман — с надеждой

на полдень без дождя. Но, впрочем, все равно,

что будет как всегда — так, как бывало прежде

уже немало лет, и так, как быть должно.

 

Звонят с утра друзья. Слова у них все те же,

что были год назад — заучены давно.

И если пошучу, подумают — невежа,

и будет мне весь день неловко и грешно.

 

Сочится дождь с небес унылый и несвежий,

и в зеркало смотреть, ну хоть убей, смешно.

27.04.2016

 

НА БЕРЕГУ

В глазах твоих слепых все страхи велики,

все невозможные возможны катаклизмы.

Ты с Лао Цзы сидишь на берегу реки,

исполненный с утра похмелья и харизмы.

 

Заклятого врага до гробовой доски

ты тщательно довел догматами буддизма,

и сетуешь теперь, что воды глубоки,

но весело творишь языческую тризну.

 

Вокруг тебя снуют юнцы и старики,

ты потерял врага и смысл бренной жизни:

он не простит тебя и не подаст руки,

он мимо проплывет с немою укоризной.

 

В глазах твоих пустых ни счастья, ни тоски,

лишь отблески войны и совести капризной.

28.02.2016

 

Поэтесса

Ты много слов красивых, умных, сочных

легко освоила и встроила в стихи,

в твоих конструкциях изысканно неточных

кипит металл безудержных стихий.

 

В аскезе сдержана, но мастерски порочна

в тенях для век, во вкусе на духи,

и сладко режут воздух в час полночный

твоих движений стильные штрихи.

 

Интрижки плоти часто неурочны,

бессмысленны, никчемны, но — лихи:

ты словно ищешь для себя нарочно

в разврате будничном особые грехи.

 

Ты — далеко, ты в отпуске бессрочном

от серых чувств и прочей чепухи.

29.01.2016

 

Ремесленник

К стяжательству словес ты рад бы обуздать

губительную страсть, но взвинчивая ценник

на каждый ах и вздох, как дорогая блядь

торопишься чуть свет с валютою в обменник.

 

Ты волен перестать рассудку потакать

и вспомнить, как считал количество ступенек

от дома до небес, как заносил в тетрадь

блаженные стихи полночный шизофреник.

 

Имущество — продать, и нищим все раздать,

с утра и навсегда уйти из мира денег

туда, где вечный свет и Божья благодать

тебя поднимут враз с духовных четверенек.

 

Но движется рука и множатся опять

расчетные слова — ты их вассал и пленник.

27.01.2016

 

ПОСЛЕДНИЙ ЧЕЛОВЕК

Хотя бы даже и война, но что сегодня

она отменит из того, что стало с нами?

Все также, милая моя, мы не свободны —

все также дышим и гнием цветными снами.

 

Сюжет из Данте снился мне: мы в преисподней,

в горящем озере — на дне стыда и срама:

вот я — последний человек с душой бесплодной,

и ты, что «для себя пожить», — вписалась в раму.

 

Ты выпьешь яду и моргнешь — так нынче модно

заочно жить, любить за грош, мечтать упрямо

о тихой гавани в раю, о чем угодно,

что навевают здесь в аду нам фимиамы.

 

И наполняет сны твои муж благородный

словами нежными любви. Но — лишь словами.

03.12.2015

 

Автоэпиграмма

Потратив деньги на вино и папиросы,

ты снял пиджак, напряг мозги и горло.

Шагнул в астрал. В зобу дыханье сперло.

И вдруг запел. На зависть безголосым.

 

Ты пел всю ночь. Ты пьяным был и бóсым.

Из чрева звуки сыпались, как перлы.

Так гастарбайтеры ночами стены сверлят,

так дятлы сосны долбят крепким носом.

 

Залить бы тебе глотку купоросом,

ты стал бы мудрым, как волшебник Мерлин,

играл бы в бисер или даже в керлинг,

писать и петь, и пить бы точно бросил.

 

И о понятиях «интерлиньяж» и «кернинг»

не задавался бы бессмысленным вопросом.

07.09.2015

 

Бобыль

Сатир ехидный крут с тобой и лют,

и ты скрипишь, давно забытый всеми

подружками, что где-то там живут:

у них — дома, долги, скандалы, семьи.

 

К тебе он беспощаден — старый шут:

не проросло разбросанное семя,

наследники стыдливо не снуют

вокруг тебя, подталкивая время.

 

Тебе неведомы блаженство и уют,

нажил ты язву, лысину на темя,

скупых друзей — они с тобой не пьют,

но много пишут. На любые темы.

 

Тебя не любят, не хотят, не ждут:

ты — импотент, бессмысленный в гареме.

31.08.2015

 

Катаклизмы

Что-то сломалось в тугом механизме идей:

рощи ржавеют, сжигая себя в кислороде,

реки бунтуют и горы шатаются вроде,

кровь океанская стынет у южных морей.

 

Снова упал самолет, но погибших людей

не было вовсе в бездушной и пошлой природе,

словно они не рождались — сгорели при родах,

пеплом осыпав ненужных уже матерей.

 

Время вращает планету все злей и быстрей,

можно на Север уйти, но неладно с погодой,

кроткий закат вытесняется кратким восходом,

в белых ночах распадается Гиперборей.

 

По площадям ошалелые скачут народы,

из палачей выбирая себе главарей.

30.06.2015

 

Кино

В начале фильма — море. Без обмана.

Обычный день и флотская рутина.

В уютном чреве море-океана

плывут дельфины, словно субмарины.

 

С утра на мостике помощник капитана

за внешний вид журит гардемарина,

сидит на баке боцман полупьяный

и снова врет про женщин Аргентины.

 

И вот — батальная развернута картина

в прямоугольнике волшебного экрана:

в неравный бой вступила бригантина

с эскадрой кораблей Эски-Гассана.

 

Врага мы победили! Как ни странно,

кино понравилось и дочери, и сыну.

09.06.2015

 

Театр

В огромном зеркале у входа в гардероб

Офелия маячит в белом платье,

и тот, который за мгновенья платит,

ей корчит рожицы, не увлекалась чтоб.

 

Отелло душит девушку, а сноб,

в ряду сидящий справа аккуратно,

своей соседке глупой, но опрятной,

весь вечер что-то вдалбливает в лоб.

 

Меня всегда в театре бьет озноб

и душит чувство горькое — утраты:

распространяя запах неприятный

у Мейерхольда в бане умер клоп.

 

В антракте куртизанки и пираты

играют в вист и сплевывают в гроб.

04.06.2015

 

Александру Еременко

Много дел на планете: куда-то торопятся грузы,

кто-то режет неверных, а где-то молотят овес,

чей-то траулер глупый попал сквозь пролив Лаперуза

в параллельное время и долбит по радио «SOS».

 

В параллельных мирах англичане смешнее французов,

немцев вовсе там нет, не пришел к иудеям Христос,

а донецкий шахтер, залатав пиджачишко кургузый,

в партизаны подался — составы пускать под откос.

 

Вышла замуж твоя от любви отощавшая муза,

в параллельных телах что-то как-то опять не срослось:

даже ближним своим она только балласт и обуза,

да и прочие — заняты: вертят планетную ось.

 

И никто не спешит биссектрису на гипотенузу

навязать Пифагору, решая еврейский вопрос.

02.06.2015

 

Вечерний сад

В неумытом саду угасает просроченный день,

лето медлит ехидно, ему нас побаловать лень:

вот бы к ночи тепло и гроза, словно слезы из глаз,

чтобы пьяным озоном, как хмелем порадовать нас.

 

Море плавит закаты со вкусом, как старый мартен,

в телевизоре негр целует Маринку Ле Пен,

время словно сдурело: неделя проходит за час,

что случиться должно, то случается здесь и сейчас.

 

Что-то стало с природой — в крови ее взрезанных вен

запах меда, но с ядом, на птицах от воздуха тень,

и со скрипом шатается хрупкой планеты каркас,

в развороченных недрах природный кончается газ.

 

По вечернему саду круги нарезает спортсмен,

можно выпить вина, но без веского смысла — я пас.

30.05.2015

 

Сыну

Древнегреки сплошь с Богом балагуры,

оттого и ложь в их литературе —

грамотный прием, выдуманный Фебом,

чтоб сушить мозги молодым эфебам.

 

Я скажу тебе, сын мой — вечно хмурый,

не читай на сон из Корана суры,

и не слушай бред выездного ребе,

не кляни свой крест и босяцкий жребий.

 

Если есть, мой сын, у тебя культура

бытия — вразрез с бытием халтуры,

у отца спроси и вина и хлеба,

и впишись в проем золотого неба.

 

Не ломай себя — ни со зла, ни сдуру,

и не пей с утра вопреки потребе.

28.05.2015

 

Восход в Купчино

Опять резвятся ласточки с утра,

и ноют кости — точно к непогоде,

веселых птиц небесная игра

тебя не радует, не злит и не заводит.

 

Сползает с яблони столетняя кора,

твой дряхлый сад давно не плодородит,

и может быть — пора, мой друг, пора:

все смыслы сверстаны и время на исходе.

 

Ты столько сделал — выдал на-гора,

раздал долги и расплатился вроде

по всем счетам! Все прочее — мура

и модуляции в измученной природе.

 

Сюжеты кончились за ужином вчера,

и новый день — споткнулся на восходе.

20.05.2015

 

Кризис

Друзья все время о своем — как о моем,

жена все время о моем — как о своем.

Ты, Боже, требуешь любви, но не сулишь,

и я перед лицом Твоим — козявка лишь.

 

Желал созвучия сердец — сидим вдвоем,

звучим уже четвертый час, но не поем.

По кухне нашей вдоль стены гуляет мышь,

ей все до лампочки — в стране шумит камыш.

 

Кому-то выдали аванс, а мне — заём,

до понедельника, наверно, доживем.

И я не требую рассвета — гладь да тишь,

когда в трясину беспросветную глядишь.

 

Все бесы кажутся невинными, но — днем,

а по ночам мне снятся Лондон и Париж.

19.04.2015

 

Мизерабль

Всю жизнь меня учили жить по средствам,

желать возможного, чужого не искать,

довольствоваться классовым наследством,

что завещали мне отец и мать.

 

Жить впроголодь привык я с малолетства,

мне к латаным штанам не привыкать,

состарюсь с нищетою по соседству

и натощак отправлюсь помирать.

 

Я в Бога верую без позы и кокетства,

но бед моих — неисчислима рать,

оставлю сыну я, спасаясь бегством,

скрипучий стул и ржавую кровать.

 

Друзьям моим и кредиторам — с детства

с моим наследником придется воевать.

25.03.2015

 

Власть имущества

Нет сущности бессмысленней, чем вещь,

тобою купленная сдуру и во славу

вещевладения — она в тебя, как клещ,

впивается, и властвует — по праву.

 

Ты царь имущества! Но твой вассал зловещ,

характером не прост — крутого нрава:

в твоей мошне пустой зияет брешь,

в палатах — смрад, в источниках — отрава.

 

Ты жаждешь обладать. Не пьешь, не ешь,

неровно дышишь, бодрствуешь не здраво,

живешь в кредит, и в творчестве несвеж,

не любишь Бога — крестишься направо.

 

Украдкой раннюю зализывая плешь,

рукоблудишь с вещами — раб лукавый.

25.03.2015

 

Пустота

Святую пустоту наполнив пустотой,

в экстазе пустоты мы служим пустотою.

И тонет в пустоте мой голос несвятой —

в пустыне вопия, как совесть с перепою.

 

Пустоты пустоты мироточат халвой,

и сладкий фимиам плывет над головою.

Мятежная душа не дружит с головой

и с горьким бытием — с реальностью живою.

 

Наполненный враждой, враньем и клеветой,

в грехе рожденный мир мне стал дороже вдвое,

чем срубленный кривой и грубой запятой

мой пустодушный рай с застежкой золотою.

 

У мертвой пустоты стою, как часовой,

чтобы не дать ей власти над собою.

20.01.2015

 

Несуразные вещи

Несу разные вещи в безбожный ломбард —

все кредиты закрыты давно и надежно.

Несуразные вещи я б выкинуть рад,

но нужда меня гонит в кагал придорожный.

 

Я готов на еду променять свой мандат

кандидата в поэты — свой лист подорожный.

Оцените мне совесть дешевле в сто крат,

но с душою, пожалуйста, — поосторожней.

 

Пусть пинают враги и друзья костерят

мое доброе имя, но ужин — дороже.

После третьего тоста мне музы простят

все грехи, и в кровать осторожно уложат.

 

Не завидуй мне, сытый и скучный собрат,

мы с тобою ничем, кроме рожи, не схожи.

15.01.2015

 

Подражание Вийону

Как хорошо, что я умею лгать

легко, непринужденно, не краснея,

что мне давно упрямая Астрея

не муза, не подруга и не мать.

 

И мне с утра так хочется опять

кого-нибудь потолще, понаглее:

вот, например, Апата мне милее

всех прочих дам — ее хочу познать.

 

Люблю в обед грехи себе прощать,

но к ужину бываю я рассеян, —

задумавшись о матушке России,

я рефлекторно мыслю через «ять».

 

Я не пророк, не ангел, не мессия —

мне можно верить. Я умею врать.

13.01.2015

 

Владу Дорофееву

Час от часу тебе не легче — жить,

мой добрый друг, нелепицы нелепей,

абсурд абсурднее, циничнее поклепы,

и кто-то по веревочке бежит.

 

Сегодня ты — мессия, завтра — жид:

то веруют в тебя, то пулю влепят.

И глупо спрашивать, чего они там лепят

горбатого, и с кем хотят дружить.

 

Что делать? Нет, не так — быть иль не быть?

Ты выбрал — между, словно время терпит,

если не в клетке, то уж точно — в склепе.

 

Но слышен доброхотов грязный лепет

и злобный шепот — будут дело шить,

чтобы твой дух надежно оскопить.

17.12.2014

 

СКАЗКА ДЛЯ ГЛАМУРЯТ

Замкадом жизни нет. Там мертвая пустыня.

Там — пепел и зола, и сумрак, и мороз.

Я в детстве там бывал, но страшно и поныне

замкад мне вспоминать — до судорог и слез.

 

Замкадом сразу — Марс, безлюдный и невинный,

печальный как намаз и скучный как наркоз.

И далее — везде: холодная равнина,

руины городов среди сухих берез.

 

Замкадом нет любви. Замкад — юдоль уныний.

Там не цветут луга и не растет кокос,

там день и ночь пыхтят бездушные машины —

они качают нефть, чтоб кто-то не замерз.

 

Замкадом счастья нет, но есть покой былинный

и воля тех, кому принадлежит насос.

01.12.2014

 

Ночной этюд

Терзая воздух питерских проспектов,

расшатывая нравственность каналов,

срывая с фонарей туман усталый,

и соблазняя полупьяных кельтов,

 

пасущихся у Финского вокзала

(Финляндского, но это — блажь поэта),

ты требовала водки и карету,

и — сигарету. И за все прощала.

 

Сказать, что я тебе был даже в малом

и верен и покорен неприметно —

ничто сказать: я был дождем и ветром,

рекой и городом, сеньором и вассалом.

 

И ты меня от пошлости спасала,

транжиря ночь по питерским проспектам.

17.11.2014

 

Отшельник

Меня не пустят на Парнас — там места мало.

Посмертно, может быть, не раз и так бывало.

И что с давлением моим жить на вершине?

Уж как-нибудь я тут — один, в своей пустыне.

 

Не биться сердцу моему и вполнакала,

мне даже мерять ни к чему парнас-лекала:

как не умел я в хоре петь, так и поныне

могу лишь вороном хрипеть в своей пустыне.

 

От крыльев я не откажусь, но не пристало

таскать такой тяжелый груз костей и сала

Пегасу, музам — всем, кому я опостылел

в моей стране, в моем дому, в моей пустыне.

 

Меня не пустят на Парнас, а в небе синем

по облакам везет Пегас кого попало.

12.09.2014

 

ИНТЕЛЛИГЕНТ

Мой друг — литератор и тайный католик,

любитель напитков, сыров и конфет,

измученный жизнью в тяжелой неволе,

он жертвою пал на роскошный паркет.

 

Наутро, привычно страдая от боли

за русский народ, он снимает берет

и крестится истово на колокольню,

молясь о голодных. И — сразу в буфет.

 

В обед он съедает соседа без соли

за то, что не верует в Бога сосед,

и страстно взывая к борьбе с алкоголем,

под водочку пробует свежий паштет.

 

И к ночи, оплакав народную долю,

горилки хлебнет и падет на паркет.

01.12.2014 

 

ОБЫВАТЕЛЬ

Ты не священник, не воин, не пахарь — никто.

Ты обыватель, следящий за курсом валют,

все умножаешь на двадцать, на тридцать, на сто,

злишься с утра, что по восемь не продают.

 

Ты для отчизны и рынка товаров — ничто,

в Бога не веруешь — это статистики врут,

ты не банкир, не министр, ты — фраер в пальто,

молча напишешь донос, если к стенке припрут.

 

Все тебе некогда — это успеть бы и то,

хочется воли, но выпить нельзя — штрафанут.

Вот бы в Монако — там женщины, море, авто,

но почему-то в Монако тебя не зовут.

 

Ты — бесполезен, как в Арктике цирк шапито,

все твои горести вместе с тобою умрут.

15.12.2014 

 

FACEBOOK

Ты сгинул в пучине, ты канул в facebook,

почил в рукотворном небытии:

в кругу виртуальных друзей и подруг

покойному сделают вскрытие.

 

Ты — бывший писатель, нет — доктор наук,

а может быть — мент под прикрытием,

да будь ты хоть нищий без ног и без рук —

покойному сделают вскрытие.

 

Ты юный скрипач, разучившийся вдруг

наяривать гаммы в развитии,

ты — старый развратник, уставший от сук, —

покойному сделают вскрытие.

 

О, новая Лета — великий facebook,

убежище ты, и — укрытие!

23.11.2014

 

ЭПИТАФИЯ

Не стоить горевать о съеденном бифштексе,

о выпитом вине, о брошенной жене:

в несыгранных ролях, на раутах и в сексе,

и даже в пиджаке — ты был хорош вполне.

 

Не стоит жизнь твоя ни праздника, ни чести,

ни ужина вдвоем — с тенями на стене,

ни снега в Рождество, ни фейерверков лести,

ни рожицы смешной в замызганном окне.

 

Не стоит твой талант ни образов, ни текстов,

ни купленных друзей — по бросовой цене,

пусть будет свято им твое пустое место,

и пусто — всем врагам и плачущей родне.

 

Ты все давно забыл и, как поется в песне,

все роли проскакал на розовом коне.

 12.08.2014

 

МИХ. КОНОВАЛЬЧУКУ

Ты замышляешь новый космодром:

чтоб не хандрить и не уединяться.

С чего-то должен день твой начинаться?

Пусть начинается с полета за окном.

 

Ты размышляешь: каждый космодром

тобой обязан просто замышляться,

с утра до вечера, чтоб в пропасть не сорваться,

когда летишь по ветру за окном.

 

И каждому и всем нам поделом,

что может космодром не состояться

сию минуту. Или, может статься,

 

что ты построишь новый космодром

не сразу, а когда-нибудь потом,

чтоб навсегда с Землею попрощаться.

08.08.2013