Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Несуразные вещи

Тенденция

Есть у меня тенденция одна,

когда я устаю от жизни полой,

пропитывать изысканной крамолой

реальность пошлую, и пить ее до дна.

 

Куплю бутылку зелен´а вина,

грибов июльских местного засола,

открою банку жареной фасоли,

нарежу луку — к мясу кабана.

 

Мне эта жизнь для радости дана:

я не люблю болезни и уколы,

ходить на службу или снова в школу,

или стареть в качалке у окна.

 

И пусть порой корит меня жена,

что я лентяй. Но я лентяй веселый.

16.07.2016

 

Ночная метафизика

Время паузы считает, ходит вдоль и поперек,

тускло в лампочке мерцает жизни переменный ток.

в мираже ночной пустыни остывает тишина,

и действительность отныне ничего нам не должна.

 

Синусоида желаний поползла куда-то вбок,

не колеблется геранью заколдованный мирок.

Ночь прошла вполне уютно — в разговорах и без сна,

только стала почему-то площадь Красная красна.

 

Утро красит снег попкорном, веет крепкий ветерок,

по дорожке скачет дворник, как отбойный молоток.

Наливает чай в стаканы расторопная жена,

как в рекламе на экране — безупречна и нежна.

 

Ум кипит с утра, как чайник, пар уходит на свисток,

метафизика ночная — сердца фиговый листок.

25.02.2017

 

Беседа

Поговори со мной, товарищ мой любезный,

под вечер у огня за скромною трап´езой,

о проходящих днях, о суетном и вечном,

о смыслах и путях — о Млечном и не млечном.

 

Поговори со мной о покоренных безднах

тщеславия, трудах — пустых и бесполезных,

о родине в слезах и спорах бесконечных,

о спившихся друзьях и женщинах отечных.

 

Поговори со мной. О старости в болезнях,

о юности в долгах и ля-минорных песнях,

что пели мы в раю студенческом беспечном,

о страсти и любви, о счастье скоротечном.

 

Но кажется, тебе со мной не интересно:

ты в зеркале молчишь — седой и безупречный.

12.07.2016

 

Кризис

Друзья все время о своем — как о моем,

а ты все время о моем — как о своем:

по праву требуешь любви, но не сулишь,

и я перед лицом твоим — бездельник лишь.

 

Желал созвучия сердец — сидим вдвоем,

звучим уже четвертый час, но не поем.

В окне от серого рассвета — гладь да тишь,

как будто в бездну беспросветную глядишь.

 

Кому-то выдали аванс, а мне — заём,

до понедельника, наверно, доживем.

По кухне нашей вдоль стены гуляет мышь,

ей все до лампочки — в стране шумит камыш.

 

Все страхи кажутся невинными, но — днем,

а по ночам и ты, любимая, не спишь.

19.04.2015

 

Партизан

Сижу на стуле посреди квартиры,

угрюмо пью просроченный нарзан:

душа болит, как недозревший чирей

на мягком месте — я от злости пьян.

 

Меня волнует все в подлунном мире:

война и мир, футбол и Эрдоган,

и запираясь по ночам в сортире,

мочу врагов, как старый партизан.

 

С утра дожди, клопы и вечно сыро

в стране и в городе. Но враг no pasaran,

пока душа не захлебнулась жиром

и не дрожит в руке моей стакан.

 

Пока на кухне суетится Ира

и каплями исходит ржавый кран.

10.08.2016

 

Miserable

Всю жизнь меня учили жить по средствам,

желать возможного, чужого не искать,

довольствоваться классовым наследством,

что завещали мне отец и мать.

 

Жить впроголодь привык я с малолетства,

мне к латаным штанам не привыкать,

состарюсь с нищетою по соседству

и натощак отправлюсь помирать.

 

Я в Бога верую без позы и кокетства,

но бед моих — неисчислима рать,

оставлю сыну я, спасаясь бегством,

скрипучий стул и ржавую кровать.

 

Друзьям моим и кредиторам — с детства

с моим наследником придется воевать.

25.03.2015

 

Несуразные вещи

Несу разные вещи в безбожный ломбард —

все кредиты закрыты давно и надежно.

Несуразные вещи я бы выкинуть рад,

но нужда меня гонит в кагал придорожный.

 

Я готов на еду променять свой мандат

кандидата в поэты — свой лист подорожный.

Оцените мне совесть дешевле в сто крат,

но с душою, пожалуйста, — поосторожней.

 

Пусть пинают враги и друзья костерят

мое доброе имя, но ужин — дороже.

После трапезы скудной мне музы простят

все грехи, и в кровать осторожно уложат.

 

Не завидуй мне, сытый и скучный собрат,

вне грехов мы с тобою ничем не похожи.

15.01.2015

 

Жизнь Online

Я — онлайн, я в Сети, я на связи,

в паутине — изысканной вязи,

я в плену виртуальных романов,

я — счастливейший из наркоманов.

 

Я могу здесь — из грязи да в князи,

быть могу и героем и мразью,

и до боли любить, как ни странно,

анонимных людей на экране.

 

Для любви этот мир безотказен — 

распускаются лжи метастазы,

одиночества лечатся раны

виртуальным вином — без стакана.

 

Я — в Сети, я подвержен проказе,

я живу в эпицентре обмана.

25.09.2017

 

Правда лицемера

Как хорошо, что я умею лгать

легко, непринужденно, не краснея,

что мне давно упрямая Астрея

не муза, не подруга и не мать.

 

И мне с утра так хочется опять

кого-нибудь потолще и наглее:

вот, например, Апата мне милее

всех прочих дам — ее хочу познать.

 

Люблю в обед грехи себе прощать,

но к ужину бываю я рассеян, —

задумавшись о матушке России,

я рефлекторно мыслю через «ять».

 

Я не пророк, не ангел, не мессия —

мне можно верить. Я умею врать.

13.01.2015

 

Интеллигент

Мой друг — литератор и тайный католик,

любитель напитков, сыров и конфет,

измученный жизнью в тяжелой неволе,

он жертвою пал на роскошный паркет.

 

Наутро, привычно страдая от боли

за русский народ, он снимает берет

и крестится истово на колокольню,

молясь о голодных. И — сразу в буфет.

 

В обед он съедает соседа без соли

за то, что не верует в Бога сосед,

и страстно взывая к борьбе с алкоголем,

под водочку пробует свежий паштет.

 

А к ночи, оплакав народную долю,

текилы хлебнет и падет на паркет.

01.12.2014

 

Сосед

Почти как Цицерон красноречив сосед,

богата слов его искристая палитра,

в истории весь день он оставляет след —

он дальновидный муж и аналитик хитрый.

 

Он истину постиг уже в двенадцать лет,

глаза его горят, язык острей, чем бритва:

актер такой-то, мол, подсел на марафет,

а этот новый мэр когда-то был бандитом.

 

Расскажет мне он все и вся про высший свет,

про геев и футбол, про тех, кто снова в титрах

многометражек, и — про тех, кого там нет,

кто прячется в тени от камер и софитов.

 

Мне проку нет совсем от чтения газет:

сосед всегда не спит и дверь его открыта.

12.11.2016

 

Ночной певец

Потратив деньги на вино и папиросы,

ты снял пиджак, напряг мозги и горло.

Шагнул в астрал. В зобу дыханье сперло.

И вдруг запел. На зависть безголосым.

 

Ты пел всю ночь. Ты пьяным был и босым.

Из чрева звуки сыпались, как перлы.

Так гастарбайтеры ночами стены сверлят,

так дятел сосны долбит крепким носом.

 

Залить бы тебе глотку купоросом,

ты стал бы мудрым, как волшебник Мерлин,

играл бы в бисер или даже в керлинг,

писать и петь, и пить бы точно бросил.

 

И о понятиях «интерлиньяж» и «кернинг»

не задавался бы бессмысленным вопросом.

07.09.2015

 

Поэтесса

Ты много слов красивых, умных, сочных

легко освоила и встроила в стихи,

в твоих конструкциях изысканно неточных

кипит металл безудержных стихий.

 

В аскезе сдержана, но мастерски порочна

в тенях для век, во вкусе на духи,

и тонко режут воздух в час полночный

твоих движений стильные штрихи.

 

Интрижки плоти часто неурочны,

бессмысленны, никчемны, но — лихи:

ты словно ищешь для себя нарочно

в разврате будничном особые грехи.

 

Давно уже ты в отпуске бессрочном

от строгих правил и от прочей чепухи.

29.01.2016

 

Лицедей

Достоинство и стиль, и простоту наряда

Офелии в густом потоке многолюдном

тебе не оценить давно потухшим взглядом,

уставшим от щедрот действительности скудной.

 

И праздника любви без возлияний ядов

теперь не различить в клонированных буднях:

торопится он прочь, проходит где-то рядом

с реальностью кривой, унылой, рукоблудной.

 

Удел твой вечный за

церковною оградой

тень Гамлета играть, чтобы развлечь Гертруду.

Ты не ропщи, старик! Тебе и то отрада,

что угасать без чувств не больно и не трудно.

 

Последний зритель твой выходит вон из ряда

и билетер косой хихикает паскудно.

16.02.2017

 

Осень лицедея

Не стоить горевать о съеденном бифштексе,

о выпитом вине, о брошенной жене:

в несыгранных ролях, на раутах и в сексе,

и даже в пиджаке — ты был хорош вполне.

 

Не стоит жизнь твоя ни праздника, ни чести,

ни ужина вдвоем — с тенями на стене,

ни снега в Рождество, ни фейерверков лести,

ни рожицы смешной в замызганном окне.

 

Не стоит твой талант ни образов, ни текстов,

ни купленных друзей — по бросовой цене,

пусть будет свято им твое пустое место,

и пусто — всем врагам и плачущей родне.

 

Ты всех давно забыл и, как поется в песне,

все роли проскакал на розовом коне.

16.02.2017

 

Гипсовый кумир

У Леты лето вдоль туманных берегов,

а в парке у реки — атлет, метатель диска:

кумир неверных жен и старых пошляков —

по своему красив, отчетлив и изыскан.

 

Осталось до броска лишь несколько шагов,

ты медлишь у черты, оценивая риски,

мне слышен тихий звон твоих пустых мозгов

и гипсовой души отчетливые взвизги.

 

Ты лучший, ты велик. Ты гипсовых врагов

низвергнешь, как всегда надменно и по списку.

Языческий восторг — из жертвенных быков

на камни льется кровь. Твоя победа близко.

 

Ликует стадион. Сообщество богов

покинуло Олимп и в барах хлещет виски.

17.12.2017

 

Куртизанка

Стыдливо прячешь ты, усталая блудница,

в наряды пестрые потрепанную плоть.

Никто не ищет на тебе жениться

или использовать по назначенью хоть.

 

Твоих альфонсов выцветшие лица

корректно выбриты — до отвращенья вплоть,

их взгляды кислые и рыжие ресницы

способны обмануть и уколоть.

 

Ты всем верна, и всякий может плеть

свою опробовать на телесах покорных,

и ты услужлива, нелепа и проворна

в страстях никчемных таять и гореть.

 

Судьба твоя вчера, сегодня, впредь —

стареть и оставаться беспризорной.

16.07.2016

 

Старый сибарит

Когда-то был ты свеж амбициям под стать,

влюблялся и кутил — небрежно и со скуки.

Тебе прощали всё друзья, отец и мать,

и мудрая жена, и девки-потаскухи.

 

От зависти враги тебя привыкли звать

на пиршества свои, но распускали слухи,

что болен ты и глуп, и что женат раз пять,

и в доме у тебя распутство и разруха.

 

Теперь в глазах твоих бесцветных тишь да гладь,

и денег больше нет — звенит лишь что-то ухе,

и стал умом ты слаб, и по утрам не в духе.

 

Ты жил как пьяный принц, и нечего роптать,

что в закрома твои вчера забрался тать,

а там — лишь сухари и высохшие мухи.

29.05.2015

 

Бобыль

Сатир ехидный крут с тобой и лют,

и ты скрипишь, давно забытый всеми

подружками, что где-то там живут:

у них — дома, долги, скандалы, семьи.

 

К тебе он беспощаден — старый шут:

не проросло разбросанное семя,

наследники стыдливо не снуют

вокруг тебя, подталкивая время.

 

Тебе неведомы блаженство и уют,

нажил ты язву, лысину на темя,

скупых друзей — они с тобой не пьют,

но много пишут. На любые темы.

 

Тебя не любят, не хотят, не ждут:

ты — импотент, бессмысленный в гареме.

31.08.2015

 

Обыватель

Ты не священник, не воин, не пахарь — никто.

Ты — обыватель, следящий за курсом валют,

все умножаешь на двадцать, на тридцать, на сто,

злишься с утра, что по восемь не продают.

 

Ты для отчизны и рынка товаров — ничто,

в Бога не веруешь — это статистики врут,

ты не банкир, не министр, ты — фраер в пальто,

молча напишешь донос, если к стенке припрут.

 

Все тебе некогда — это успеть бы и то,

хочется воли, но выпить нельзя — штрафанут.

Ты семьянин, но в семье твоей — цирк шапито,

все твои глупости вместе с тобою живут.

 

Вот бы в Монако — там женщины, море, авто,

но почему-то в Монако тебя не зовут.

15.12.2014

 

Стяжатель

Нет сущности бессмысленней, чем вещь,

тобою купленная сдуру и во славу

вещевладения — она в тебя, как клещ,

впивается, и властвует — по праву.

 

Ты царь имущества! Но твой вассал зловещ,

характером не прост — крутого нрава:

в мошне души твоей зияет брешь,

в палатах — смрад, в источниках — отрава.

 

Ты жаждешь обладать. Не пьешь, не ешь,

неровно дышишь, бодрствуешь не здраво,

живешь в кредит, и в творчестве несвеж,

не любишь Бога — крестишься направо.

 

Украдкой раннюю зализывая плешь,

рукоблудишь с вещами — раб лукавый.

25.03.2015

 

Скучная история

Ты участи друзей трусливо избежал:

один — забыт, другой погиб духовно,

у третьего — вся жизнь сплошной скандал,

и нет у прочих денег — поголовно.

 

Тебя не пилит совесть — твой вассал,

ты аккуратен — в светском и церковном,

сегодня вновь с ноги удачной встал,

глаголом заработав рубль кровный.

 

С младых ногтей ты мяса не вкушал,

не пил вина, и пульс твой бился ровно,

познал жену свою и даже не устал,

всегда был свеж и счастлив — безусловно.

 

Везде успел — и в морг и на вокзал:

уехал вовремя и умер хладнокровно.

24.03.2015