Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Акценты

Отшельник

Я постигаю мир, не выходя из хижины,

и говорю лишь то, что мне теперь положено,

сжата душа, как газ, и под давленьем сжижена,

всякая втуне мысль поймана и стреножена.

 

Ты не найдешь меня, девочка моя рыжая,

ни в городском саду между пивными рожами,

ни на краю земли, где к небесам над крышами

ангелы до весны намертво приморожены.

 

Только как никогда стали с тобою ближе мы

именно потому, что не касаясь кожею,

каждый в своем раю любим чужого ближнего —

я, например, люблю выдуманную прохожую.

 

Может случиться так — скоро тебя увижу я:

вечером ты войдешь в маленькую прихожую.

23.12.2017

 

Иллюзии

Дождинкой по стеклу стекает время сна,

иллюзии миров роятся в душах спящих,

нам дела нет совсем до смыслов настоящих,

и вера от отцов нам больше не нужна.

 

В пасхальные часы, когда придет весна,

усердно помолюсь в уме — для пользы вящей,

достаточно раз в год покаяться — не чаще,

чтоб новою мечтой упиться допьяна.

 

Иллюзия моя со мной всегда нежна,

заботлива в быту, по своему — изящна.

И есть, и пить, и петь с иллюзиями слаще,

чем праведно говеть на свадьбе без вина.

 

Я погружаюсь в сон, как в океан кипящий,

но всякий раз опять не постигаю дна.

27.07.2015

 

Время

Всегда ты движешься без тени и следов,

творишь события и исчисляешь сутки,

в туманных недрах парков и садов

влюбленным даришь сладкие минутки.

 

В песках Сахары, в джунглях городов,

в нещадную жару и в холод жуткий

плывешь ты равнодушно, и годов

своих не остановишь — даже в шутку.

 

Воспеть мгновение порой и я готов,

но гений мой, к фальшивой ноте чуткий,

не позволяет тратить умных слов

и времени — на ложь и прибаутки.

 

И я молчу. Стареют одногодки

и тают в вечности без тени и следов.

04.08.2017

 

Дуализм

Чужая реальность — другая, нездешняя что ли,

ночами тревожит, влечет и целует взасос,

сопит, пожирая пространство без хлеба и соли,

взрывает мосты и пускает мозги под откос.

 

Живая реальность — родная, что пуще неволи,

где к вечеру сын принесет мне сырых папирос,

где образ дисплея давно и ритмично намолен, —

привычней, конечно, но это уж так повелось.

 

Разрезав язык мой и дом мой на равные доли

соседствуют, мирно решая квартирный вопрос, —

кромешная тьма, не творящая без алкоголя,

и жиденький свет, старику надоевший до слез.

 

Скрипят мои пальцы от злой ревматической боли,

в опричный эфир посылая короткое «SOS».

20.09.2017

 

Пустота

Густую пустоту наполнив пустотой

в экстазе пустоты мы служим пустотою.

И тонет в пустоте мой голос несвятой —

в пустыне вопия, как совесть с перепою.

 

Пустоты пустоты мироточат халвой,

и сладкий фимиам плывет над головою.

Мятежная душа не дружит с головой

и с горьким бытием, с реальностью живою.

 

Наполненный враждой, враньем и клеветой,

в грехе рожденный мир мне стал дороже вдвое,

чем срубленный кривой и грубой запятой

мой пустодушный рай с застежкой золотою.

 

У мертвой пустоты стою, как часовой,

чтобы не дать ей власти над собою.

20.01.2014

 

Слепец

Переведи, сестра, меня через майдан:

я от рождения и слеп, и глух — навечно,

не вижу глаз и лиц, не различаю речи,

не ведаю путей. Не избран и не зван.

 

И для меня твой мир — иллюзия, обман,

fata morgana, бред в сознании увечном,

в нем радость бытия предельно скоротечна,

и правит им не Бог, а лжец и шарлатан.

 

Я знаю свой маршрут, как старый партизан,

кромешный мрак в уме изучен и размечен,

все слышу наизусть, все вижу безупречно:

вот мостик, вот фонарь, а вот шумит фонтан.

 

Ты не жалей меня! Я властвую беспечно

в узилищах моих, и от восторга — пьян.

25.07.2015

 

Ворон

Среди орд голубей и сварливых ворон

ковыляет по скверу задумчивый ворон,

мой попутчик по жизни — крылатый барон:

безупречно суров, элегантен и черен.

 

От окрестных садов и от дальних сторон

к этой птице стремятся, ругаясь и споря,

звонких галок толпа, воробьев эскадрон

и капризные чайки Балтийского моря.

 

Он рассудит их всех, потому что умен:

за версту различит лихоимца и вора,

потому что он мудр и праведен он,

в приговорах не строг и на казнь непроворен.

 

Потому что ему уже лет — миллион,

и давно уже он не чернеет от горя.

24.01.2017

 

Враг

Ты так умен, мой беспокойный враг,

на каверзы, интриги и доносы.

Но я по жизни тоже не простак — 

читаю книжки, задаю вопросы.

 

Я улыбнусь при встрече — просто так,

в глаза твои взгляну совсем не косо.

Привычка презирать — такой пустяк:

ты безразличен мне, бледноволосый.

 

Распахивая душу, как пиджак,

походкою нетрезвого матроса,

просчитывая каждый жест и шаг,

ты подойдешь, попросишь папиросу.

 

Зажмешь кастет в костлявый свой кулак,

и вдруг ударишь, подло шмыгнув носом.

05.08.2015

 

Исповедь аскета

Мой путь неведом вам и тайны глубоки,

постиг я боль ума и суету софизмов.

Сижу теперь весь день на берегу реки,

исполненный с утра привычною харизмой.

 

Я плоть свою довел до гробовой доски

и душу заодно — по правилам буддизма,

и сетую теперь, что барахлят мозги

и высохла уже вся кровь от аскетизма.

 

Вокруг меня снуют юнцы и дураки —

я растерял друзей и смыслы бренной жизни.

И враг, когда умрет, мне не подаст руки,

но мимо проплывет с немою укоризной.

 

В глазах моих пустых ни счастья, ни тоски,

лишь отблески зари и совести капризной.

28.02.2016

 

Отступник

Нет никого в отечестве бескрайнем

меня несчастнее и в праздники и в будни:

предать отца за трапезой сакральной

и скрыться в темноте — совсем нетрудно.

 

Из тьмы кромешной мне кивает Каин

и рукоплещет одобрительно Иуда,

но стынет сердце, обращаясь в камень,

и хнычет совесть голосом занудным.

 

Ночной покров мои скрывает тайны,

когда крадусь по улицам безлюдным.

В душе — судьбы попискивает таймер,

в кармане сребреники звякают паскудно.

 

Устало дребезжит вагон трамвайный,

и где-то слышен смех девицы блудной.

13.02.2017

 

Притча

Чернеют три креста над лысою горой,

там делят скорбный хлам усталые мужчины,

там — каждый за себя: отец не знает сына,

но ветхий, как Завет, он шелестит порой.

 

Всего лишь человек. Голодный и живой.

Жующий день и ночь, упрямый как скотина,

он верует в права и правду гражданина,

но так боится жить — от страха сам не свой.

 

Он сам себе тюрьма и сам себе конвой,

трепещущая тварь — дрожащая личина,

зародыш, эмбрион, зачатый без причины,

в расчете, что из тли получится герой.

 

Но жалок он и глуп. И в недрах паутины

безбожный человек смердит душой сырой.

23.01.2017

 

Ночная брань

Неразличима грань между добром и злом,

когда полночный ум бунтует словно Каин,

и требует любви, которой поделом

и по делам лишен, — смешон и неприкаян.

 

И сердце не унять в желании живом

кутить или творить. Ум — ипостась иная:

опять мечтает он лишь о себе самом,

завидуя другим — других не различая.

 

Сердечную вражду с бунтующим умом

не погасить душе — не обрести ей рая:

то горе от ума не заглушить вином,

то сердце не смирить, псалмами прижигая.

 

Но наступает день, и — солнце за окном,

и ангелы поют в пасхальном небе мая.

13.05.2016

 

Выбор

И тьма и свет, сплетаясь непрестанно,

взаимодействуют в горячем сердце странно:

во мне монах соседствует с мужчиной —

и каждым я живу наполовину.

 

Мужчина требует побед — завоеваний,

монах — стремится к Богу постоянно.

И в этом раздвоении бесчинном

моих невзгод мне видится причина.

 

Капризной славою, увы, не осиянный

мужчина ходит злой и вечно пьяный,

монах, сжигая сердце и лучину,

в молитву погрузился, как в пучину.

 

Меж ними я мечусь как окаянный,

не зная, чью возглавить половину.

01.05.2011

 

Тесей

Порвавший пылко Ариадны нить —

хваленый компас мудрого мужчины,

Тесей неверный обречен блудить

по лабиринтам похоти — скотина.

 

Никак не унимая сердца прыть,

по естеству души своей целинной:

в умении хотеть, но не любить,

он выдает в себе простолюдина.

 

Треножит ум его томлений сеть

и липкой лжи густая паутина,

он сам себе и лабиринт и клеть,

творец и тварь, художник и картина.

 

Он бродит вечно по своей пустыне

вокруг да около свободы умереть.

30.05.2017

 

Новый Агасфер

Ручей эмоций пересох, и я отныне

уже не пастырь им, теряя власть

над чувствами, бреду по палестине

своей души, стараясь не упасть.

 

Что мне еще в рассудочной пустыне

доступно и сулит живую страсть,

на чем мой зрак внимательный застынет,

предмет наметив, чтоб потом украсть?

 

Во мне сломалась воля, как пружина

в часах старинных, — ключевая часть!

Но я, тупой инерцией гонимый,

пустое время продолжаю прясть.

 

Покорно жду, когда меня покинет

душа усталая, тогда я высплюсь всласть.

11.04.2011

 

Наемник

Молюсь в ночи — расчетливый наемник:

за хлеб насущный, за любовь — ко мне.

Лукавый ум, как радиоприемник,

блудит в эфире по ночной волне.

 

Фальшивый сын, растерянный паломник,

забывший родину свою в чужой стране,

святыням кланяюсь, но для чего — не помню,

и рабской пище счастлив я вполне.

 

Нет сил любить, в груди трепещет томно

как будто сердце. Тенью по стене

проходит жизнь — легко и монотонно,

и скачет смерть на вороном коне.

 

Молюсь без слез, небрежно, утомленно,

и чуда жду на Пасху — по весне.

25.08.2016

 

Мечта

Простите мне, друзья, невольную мечту

о родине моей прекрасной, но забытой,

где нищие в любви и веселы и сыты,

где ангелы людей целуют на лету.

 

Да, здесь я слеп и глуп, и в духе не расту,

и тайны ремесла мной вовсе не раскрыты,

и верую — не так, пою не те молитвы,

и тянет от меня холопом за версту.

 

Оставьте право мне на скорбь и нищету,

на радость в тишине и монотонность быта,

на скромную вполне уверенность пиита

в полезности трудов на всенощном посту.

 

Впиваясь в серый день с упорством паразита,

я слышу — корабли кричат в моем порту.

21.10.2016

 

Источник

Здесь отдохнет в жару усталый путник,

вздремнет отшельник дряхлый и слепой,

и пес его, такой же бесприютный,

здесь долгожданный обретет покой.

 

Здесь вечность истекает поминутно

и мерно бьется струйкой золотой,

я слышу звуки арфы или лютни

и смех самаритянки молодой.

 

В тени густой, прохладной и уютной,

измученный крикливой суетой,

устав от странствий и от жизни мутной,

напьюсь воды прозрачной и святой.

 

Потом — усну, счастливый абсолютно,

а к ночи лев придет на водопой.

16.08.2016