Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Алгебра ремесла

Язык поэзии

Язык поэзии, ты словно чародей

творишь миры цветные — слов видения,

мечты вплетаешь в наше измерение

или глаголом жжешь сердца людей.

 

Но чахнет мозг от яда злых идей:

Шекспира врут, от Пушкина — сомнения,

куется матрица чужого поколения —

творят пигмеи хищных галатей.

 

Вернись же к нам, поэзия, скорей,

пока наш дом бесхозный не сгорел!

Высокий стиль сегодня — преступление,

и нет нужды в изящных песнопениях.

 

Мы дышим прозою чужой и тонем в ней,

за правду принимая наваждения.

17.09.2017

 

Ученик Петрарки

Мне снова жить твоим неясным звоном,

случайная метафора! Не чаю,

что впишешься изящно и резонно

в какой-нибудь сонет. Я опечален.

 

Мне снова быть в метафору влюбленным:

ночами мучаясь и дней не различая,

отыскивать в сонете утомленном

причину жить метафоре случайной.

 

О как люблю я этот монотонный

и томный сердца скрип, необычайный

самообман ума, и вдруг — законный,

 

порой безудержный, порой почти пасхальный

восторг души моей, ошеломленной

находкой верной, строчкой гениальной.

20.09.2010

 

Педант

Я слов и звуков программист и математик,

от вдохновения не плачу по ночам.

Мне за алхимию любви никто не платит,

не платят, впрочем, и за то, чтобы молчал.

 

На лире приторной не искушен играть я,

мой долг — считать метафоры, ворча

перешивать бесстыжим рифмам платья,

неладно скроенные мною сгоряча.

 

Да, я педант — увы. Подруги и собратья

за добрым пивом в барах при свечах

смеются надо мной — и кстати и некстати,

но правды нет в насмешливых речах.

 

Вот правда: для ума достойное занятие

быть безупречно точным в мелочах.

01.12.2016

 

Алгебра ремесла

Мой тезис прям и прост: создать сонет

способен всякий, знающий законы

стихосложения. Пусть даже не поэт,

пусть даже тот, с кем музы не знакомы.

 

Но только молвит он: «Да будет свет!»,

как грозный антитезис все резоны

наивной мысли вдруг сведет на нет,

и тьма погасит космос нерожденный.

 

Изящный синтез слов любой эстет

сочтет издевкой злой и изощренной

над вдохновением — эстетскою иконой,

в которой смысл подменен на цвет.

 

На это мастер, в алгебру влюбленный,

всегда готов дать творческий ответ.

18.02.2017

 

Знаки речи

Нам речь дана для правообладания

ума над вещью. Речь имеет вес

в прямых глаголах и в иносказаниях,

со знаками приличия, и — без.

 

Смиренных текстов знаки препинания

сегодня не в чести, и для словес

теперь никчемны запятых кривляния

и строгих точек гордый политес.

 

Но тонкий вкус и грустный интерес

читателей — измучены вниманием

к великой тайне неправописания,

в котором правит правилом Дантес.

 

Чем больше дров, тем аккуратней лес,

но этот факт относим к примечаниям.

08.02.2017

 

Ремесленник

К стяжательству словес ты рад бы обуздать

губительную страсть, но взвинчивая ценник

на каждый вздох души, талант свой словно тать

крадешь ты по частям и оптом — ради денег.

 

Ты волен перестать рассудку потакать

и вспомнить, как считал количество ступенек

от дома до небес, как заносил в тетрадь

блаженные стихи — полночный шизофреник.

 

Имущество — продать, и нищим все раздать,

с утра и навсегда закрыть души обменник,

уйти туда, где свет и Божья благодать

тебя поднимут враз с духовных четверенек.

 

Но движется рука и множатся опять

расчетливо слова — ты их вассал и пленник.

27.01.2016

 

Будни писателя

Ты каждый день отбойным молотком

работаешь с утра, как авторучкой:

кусок души срубая за куском —

ты делаешь все то, чему обучен.

 

Боль не залечишь даже молоком,

положенным за тяжкий труд, и скучно

ты будешь ныть, что с истиной знаком,

но вряд ли мир сегодня станет лучше.

 

Ты будешь ныть, что на тебе верхом

издатели гарцуют — дети сучьи,

что ты устал работать ишаком

и беспросветной нищетой измучен.

 

Но встанет солнце и разгонит тучи

в душе твоей. И ты к столу — бегом.

12.05.2017

 

Утро писателя

Опять резвятся ласточки с утра,

и ноют кости — точно к непогоде,

веселых птиц небесная игра

тебя не радует, не злит и не заводит.

 

Сползает с вишни дряхлая кора,

вишневый сад давно не плодородит,

и может быть — пора, мой друг, пора:

все пьесы сверстаны и время на исходе.

 

Ты столько сделал — выдал на-гора,

раздал долги и расплатился вроде

по всем счетам. Все прочее — мура

и модуляции в измученной природе.

 

Твои сюжеты кончились вчера,

и новый день споткнулся на восходе.

20.05.2015

 

Автоэпиграма

Меня не пустят на Парнас — там места мало.

Посмертно разве что, не раз и так бывало.

Куда с давлением моим жить на вершине?

Уж как-нибудь я тут — один, в своей пустыне.

 

Не биться сердцу моему и вполнакала,

не пригодились никому мои лекала:

как не умел я в хоре петь, так и поныне

могу лишь соло прохрипеть в своей пустыне.

 

От крыльев гордо откажусь, ведь не пристало

таскать такой тяжелый груз костей и сала

Пегасу, музам — всем, кому я опостылел

в чужой пустыне на дому — в своей пустыне.

 

Меня не пустят на Парнас, а в небе синем

по облакам везет Пегас кого попало.

10.11.2014

 

Проза жизни

Для одних — кафе литературное,

там коньяк и публика культурная.

Для других — портвейн и кочегарка,

где в морозы даже очень жарко.

 

Без «прости» ушла весна сумбурная,

снова лето странное — халтурное:

для одних светило светит ярко,

для других чадит свечным огарком.

 

Кто-то шьет и шьет дела амурные,

но любовь у нас — акупунктурная,

словно автор в уши нам накаркал

вместо пьесы краткие ремарки.

 

Он все пишет молодость лазурную,

мы — считаем кляксы и помарки.

18.07.2017

 

Мудрец

Чураюсь лести сладкогласых дам:

пока что — не хожу я по водам,

и не по чести мне хвала пустая —

не спорю с ней, но и не потакаю.

 

Люблю иронию, когда в речах живая

резвится мысль, ценю и понимаю

ухмылку юноши, как реверанс ослам,

и старца смех — с печалью пополам.

 

Восторгам пошлости я верою воздам,

что в силу мудрости, доступной по годам,

найду признание не там, где ожидаю.

 

Душа воспрянет — жадно молодая,

и я снесу в утиль прелестный хлам,

и буду жить, глаголы сочиняя.

07.11.2016

 

Братский пир

Э. Акоповой

Напялю я торжественный мундир,

и серенады стану петь, и — блюзы,

как шпагу буду гнуть гипотенузу

судьбы моей — не голоден, не сир.

 

Придут собратья — будет братский пир

и пиво пенное для членов профсоюза,

и танец медленный с моей усталой музой

в пространстве, зарифмованном до дыр.

 

И ты придешь. Ты принесешь мне мир

в мою галактику, и слово не в обузу,

сверяя с алгеброй гармонии конфузы,

разделишь хлеб со мной, вино и сыр.

 

А на десерт нам — ломтики арбуза

из нашей юности. И сливочный пломбир.

02.01.2016

 

Мастер

В. Щербинину

Завидую тебе, задумчивый аскет,

кистей и красок строгий повелитель, —

тебе давно нужды в пустых глаголах нет,

небесный свет — безмолвный покровитель.

 

А я живу во тьме, где форма или цвет

в словах томятся — крепкая обитель.

Мне трудно спеть закат и описать рассвет:

косноязычен я — как автор-исполнитель.

 

Сквозь прориси твои легко понять предмет

без перевода, словно Промыслитель

земные языки смешав в один букет,

отдал его тебе, молитвенный воитель.

 

А мне достался лишь картонный трафарет

родного букваря, и я — его хранитель.

25.03.2015

 

Певчий труд

Ю. Мориц

Твои стихи читая, как молитвы,

мы верили в боеспособность слов,

отточенных усердно перед битвой

за стиль с несметной ратью пошляков.

 

Учились петь в неповторимом ритме,

дышать без воздуха и мыслить без оков,

и поклоняться безупречной рифме —

волшебной алгебре нездешних языков.

 

Следы от песен на гитарном грифе

затерты нотами блатных временщиков,

что скачут с воем по стране, как скифы,

и глушат музыку твоих учеников.

 

Наш певчий труд сродни труду Сизифа,

но пусть он длится до скончания веков.

23.05.2017

 

Русский язык

Язык мой — друг мой, альфа и омега,

мой космос, воздух, пища для ума,

садов пасхальных праздничная нега

и вешний город — люди и дома.

 

Язык мой — ключ и средство для побега

из той страны, где вечная зима,

где бес немой влечет меня по снегу

в безмолвие — там тишина и тьма.

 

Язык мой — порт для утлого ковчега,

сердечный компас в бури и шторма,

надежный кров для ужина с ночлегом,

сама любовь. И просто — жизнь сама.

 

Язык мой — русский. Вечности коллега.

Даров несметных Божьи закрома.

24.05.2017