Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Линия фронта

Вечный сюжет

Какие щедрые и подлые дары

готовят нам данайцы между прочим,

и мы — им радуемся, но до той поры,

пока берущая рука не кровоточит.

 

Шумят, звенят веселые пиры,

враги у наших стен сгущают ночи,

мечи и копья точат, жгут костры,

кассандры воют и войну пророчат.

 

Сюжет банален, скучен для игры

на сцене и в кино. Но вечно точен:

враги, дары предательства — порочен

привычный круг и образы стары.

 

Опять война. И снова копья точат

в ночи данайцы — у подножия горы.

28.11.2017

 

Катаклизмы

Что-то сломалось в тугом механизме идей:

рощи ржавеют, сжигая себя в кислороде,

реки бунтуют и горы шатаются вроде,

кровь океанская стынет у южных морей.

 

Снова упал самолет, но погибших людей

не было вовсе в бездушной и пошлой природе,

словно они не рождались — сгорели при родах,

пеплом осыпав ненужных уже матерей.

 

Время вращает планету все злей и быстрей,

можно на Север уйти, но неладно с погодой,

кроткий закат вытесняется кратким восходом,

в белых ночах распадается Гиперборей.

 

По площадям ошалелые скачут народы,

из палачей выбирая себе главарей.

30.06.2015

 

Дурное время

В неумытом саду угасает просроченный день,

лето медлит ехидно, с югов ему шествовать лень:

вот бы к ночи тепло и гроза, словно слезы из глаз,

чтобы пьяным озоном, как хмелем порадовать нас.

 

Море плавит закаты со вкусом, как старый мартен,

в телевизоре негр целует Маринку Ле Пен,

время словно сдурело: неделя проходит за час,

что случиться должно, то случается здесь и сейчас.

 

Что-то стало с природой: в крови ее взрезанных вен

запах меда, но с ядом, на птицах от воздуха тень,

и со скрипом шатается хрупкой планеты каркас,

в развороченных недрах природный кончается газ.

 

По вечернему саду круги нарезает спортсмен,

и ему все равно, что сегодня война началась.

30.05.2015

 

Предчувствие войны

Скорбит элита ликом разноцветным,

прощаясь с мирным бытом неприметно,

сжевав до дыр младенческие соски,

она вдруг очутилась в раме Босха.

 

Наверх нельзя давно — там много света,

нельзя и вниз: без теплого клозета

душа изнеженная, растекаясь воском,

теплом пропитывает гробовые доски.

 

Вожди в аду разместятся — валетом,

ружье в финале выстрелит дуплетом:

война и голод — на плакате броском,

придуманном с похмелья Маяковским.

 

Звенит пчела, отчерчивая лето

и городов стирая отголоски.

06.04.2016

 

Телепрограмма

Кудрявый клоун поджигает море,

синичка клювом щелкает со зла,

писатель отложил блокнот историй —

ушел на фронт и выгорел дотла.

 

Комбат Прилепин поутру повздорил

с разведкой ротною — разведка подвела,

и зимний дождь идет с немым укором,

и нет четвертой ножки у стола.

 

Прошла реклама. Машет триколором

по телевизору атлет. И — бла-бла-бла.

Мол, на Олимпе боги нынче в ссоре:

Фемида Зевсу ночью не дала.

 

Воюют все. Война берет измором,

в очко играя с нами. И в козла.

14.12.2017

 

Братская ссора

Былое братство треснуло по швам —

настал момент делить друзей и мысли,

и мы друг другу глотки перегрызли,

и Сим тебе не брат уже, но — хам.

 

И вот, раскидывая братьев по углам

страны, система Лобачевского зависла:

ты ищешь правды где-то там — за Вислой,

а я коплю твои проценты по долгам.

 

Распалась память ровно пополам,

и предок наш из прошлого отчислен,

и даже вина крымские прокисли,

а дух смирения — уехал по делам.

 

Но мы помиримся и я тебе воздам

любовью братскою. Вне логики и смысла.

03.06.2015

 

Солдат Времени

Над городом — малиновый закат.

Проходит лето. Столько лет подряд

я этого почти не замечаю,

закаты запивая крепким чаем.

 

Молюсь ко сну — не праведен, не свят,

не зван, не избран — времени солдат,

мудрею — аккурат к восьмому мая,

и тихо радуюсь, что в окна не стреляют.

 

В моем окопе сослуживцы спят,

они похожи чем-то на котят,

рожденных ненароком за сараем.

 

Мы все еще в политику играем,

не верим в смерть и презираем ад,

и любим Бога как-то невпопад.

30.08.2015

 

Письмо с фронта

Господин президент не моей страны,

очевидно, что Вы никакой вины

за собой не числите, вставив в уши

навсегда беруши, чтоб вдов не слушать.

 

Господин президент, я — из той шпаны,

похороненной наспех в полях войны

вместо сучек, смакующих ром и суши,

что с утра на Крещатике бьют баклуши.

 

Наша кровь и слезы Вам не видны,

облака над могилой моей — черны

от того, что дом был вчера разрушен,

и мой сын привычно пожары тушит.

 

Вам плевать, что нет меня — у весны,

что снаряды нынче ценней, чем души.

20.03.2016

 

Молитва новобранца

Звенит в степи пчела, скучают терриконы,

комбат психует — значит, будет бой.

Я прикреплю к броне бумажную икону

и на колени стану пред Тобой.

 

Молюсь без слов. Давно в них нет резонов.

Душа трепещет — я еще живой.

Мне двадцать лет, в крови звенят гормоны,

и очень-очень хочется домой.

 

Спаси и сохрани — шепчу Тебе с поклоном,

прости за все, в чем грешен молодой

веселый раздолбай, молитвам не ученый,

войне обученный и годный к строевой.

 

И если не меня, спаси — мою Алену,

комбата и друзей, страну и город мой.

02.12.2014

 

Саур-Могила

Товарищ полковник, мне кажется, Вы свихнулись:

кругом ни души, не свистят над окопом пули,

а Вы, словно трус, прижимаетесь грудью к полю,

в некошеных травах Вам спится уютней что ли?

 

Бывало и хуже, когда наступать рискнули

на танки СС в сорок третьем, тогда — в июле

солдаты, как дети, играли героев роли,

потом хоронили их в поле — по Божьей воле.

 

Товарищ полковник, нет места в Саур-Могиле,

снаряды врагов всю бригаду в нее зарыли.

Нет силы любить, заедая пол-литра боли

краюхой вины, пересыпанной смерти солью.

 

Вставайте, полковник, нельзя воевать вполсилы:

пора наступать! И неправда, что Вас убили.

26.03.2015

 

Линия фронта

Таинственным образом режет сердца бессердечный

декабрьский свет, бьет с коварною злостью под дых,

и падает снег на глаза темнотой поперечной,

и смерть не щадит никого — ни чужих, ни родных.

 

От страха дрожит и взрывается день скоротечный,

война заблудилась в извилинах наших кривых,

для павших она завершилась победой — навечно,

но линия фронта проходит по душам живых.

 

Тяжелая ноша сутулит нам спины и плечи,

и гаснут никчемные радости в буднях пустых,

и только молитва сулит нам короткие встречи

с живыми на Млечном пути среди звезд золотых.

 

На Бога надеясь, мы жжем поминальные свечи,

внося имена убиенных в пространство святых.

26.12.2016

 

Передышка

А. Николаидису

Все стихло вдруг, видать, и бесы устают.

У них закончилась в аду ночная смена.

Ты к образам встаешь на ратный труд:

есть время для молитв — за убиенных.

 

В военной тишине лишь несколько минут

отпущены для слез и слов нетленных,

пока с лица земли нас ветры не сметут

и прах наш не развеют по вселенной.

 

Как дорог нам, мой друг, молитвенный уют,

от ласковой свечи трепещущие тени

и кроткий вопль души в ночи военнопленной

о тех, кого уже сегодня не убьют.

 

Нам горе сердце рвет и гонит кровь по венам,

и заставляет жить и верить в Божий Суд.

09.02.2017

 

Перед боем

Бушует война. Даже если никто не стреляет.

Погибшие души вопят по ночам от души.

В кровавом тумане эпохи не слышно рояля,

одни лишь литавры гремят во вселенской глуши.

 

На третьей планете системы, что где-то там с краю

забытой галактики, звезды в ночи хороши.

По братьям и сестрам убитым Псалтырь я читаю

и жалуюсь Богу, что волею вновь согрешил.

 

Мне совесть рассудок взрывает и сердце сжимает:

ненужные мирные вещи продам за гроши,

куплю пулемет и гранату. Заря золотая

меня не застанет за завтраком в томной тиши.

 

И верная муза — подруга моя боевая,

заточит как пики мне новые карандаши.

27.05.2016

 

Ковчег

Плывет планета — маленькая терра

в бездомные пространства люцифера,

так мотылек во мраке южной ночи

на смертный свет стремится не нарочно.

 

По праздникам и в буднях жизни серой

смердит все резче падалью и серой:

война привычна, и любовь порочна,

живем не срочно, как бы, между прочим.

 

Мерила кончились, одна осталась мера

всему и всякому — младенческая вера,

что выплывет из тьмы ковчег непрочный,

и день наступит — яркий, теплый, сочный.

 

Воскреснет Бог, а бесы и химеры,

как дым развеются. Навечно и бессрочно.

17.02.2016