Юрий Макусинский • Записки горожанина

В наш замечательный век электронных коммуникаций и сетевого общения, когда литература превратилась в информацию, а поэты и писатели в поставщиков этой самой информации, когда пользователи глобальной сети узнают обо всех литературных новинках практически мгновенно, если, конечно, знают, что именно нужно найти и узнать, когда зачастую бывает трудно услышать именно голос автора, а не его электронную версию, я рискнул выставить на суд читателя, прогуливающегося по запутанным закоулкам и ячейкам сетевой ойкумены, мою книгу стихотворений «Записки горожанина» и сетевой сборник «Постный модернизм».

Искренне надеюсь и даже верю, что делаю незряшное дело, публикуя на сайте как новые стихи, так и уже изданную книгу, которая увидела свет в июне 2012 года благодаря издательскому дому «Коло» и которую можно приобрести у издательства в «бумажном» варианте.

Юрий Макусинский

Лирические этюды

Прощальное чаепитие

И снова — осень, за окошком роща

багряным светом светится опять,

мне крылья ветер северный полощет:

я птица южная — мне нужно улетать.

 

Ты отвернулась и рукою морщишь

крахмальной скатерти торжественную гладь.

Мне от молчания такого много горше,

чем от желания тобою обладать.

 

Я мну в руке стихов моих тетрадь,

почти кричу слова, но ты не ропщешь,

молчать — и безопаснее и проще,

чтоб ненароком правду не сказать.

 

Прощальный чай остыл. Погасла роща.

И ты меня не стала провожать.

08.09.2009

 

В чужом краю

Разлука с милой — смерти репетиция:

нелепо сердцу и в душе темно.

Прохожие бредут с чужими лицами,

с улыбками чужими, как в кино.

 

В чужом краю, где солнце не искрится

в чужой реке и в окнах заодно

чужого города, я заедаю пиццей

чужой — бессмысленное кислое вино.

 

Мне без тебя не дышится, не спится,

не смотрится на девушек в окно.

Мне жить не хочется! Я попаду в полицию

за неприкаянность. Но, впрочем, все равно.

 

Я без тебя — подстреленная птица,

летать которой больше не дано.

22.08.2016

 

Ноктюрн

Глаза закрою — вижу образ твой

во сне пленительном: лучистые ресницы

и умный взгляд — насмешливо живой,

в котором блещут райские зарницы.

 

Мне без тебя — безрадостно. Я злой

и неприкаянный скитаюсь заграницей

ночами душными — и нищий и больной,

на все готовый. Даже застрелиться.

 

Но я воскресну и вернусь домой

из странствия. Перелистну страницу,

где жизнь, как сон — сплошные небылицы.

 

Вернусь к тебе — единственной, одной,

неповторимой, ласковой, родной —

чтоб навсегда и в этот раз влюбиться.

10.02.2018

 

Последний человек

Хотя бы даже и война, но что сегодня

она отменит из того, что стало с нами?

Все также, милая моя, мы не свободны —

все также балуем себя цветными снами.

 

Сюжет из Данте снился мне: мы в преисподней,

в горящем озере — на дне стыда и срама:

вот я — последний человек с душой бесплодной,

и ты, чтоб «для себя пожить», — вписались в раму.

 

Ты выпьешь яду и моргнешь — так нынче модно:

заочно жить, любить за грош, мечтать упрямо

о тихой гавани в раю, о чем угодно,

что навевают нам ночные фимиамы.

 

И наполняет сны твои муж благородный

словами нежными любви. Но — лишь словами.

03.12.2015

 

В Эдеме

В Эдеме солнца луч ласкает профиль твой,

но, впрочем, — это свет вечерний, заоконный.

Иконой мнится мне небрежно золотой

и безупречный лик красавицы влюбленной.

 

Эдем — везде. Но он за внешней суетой

скрывается в серцах и душах, утомленных

любовью к мелочам и радостью пустой

от бесполезных встреч и слов неокрыленных.

 

Бунтуем мы и врём, гнушаясь простотой

обыденной любви, нам непривычны звоны

эдемской тишины и вкус ее густой — 

мы гасим этот вкус тройным одеколоном.

 

Но вижу я порой за зыбкой красотой

и вечную любовь, и свет ее червонный.

03.02.2018

 

Игры Гименея

От гнева моего, что ты всегда права,

дождит весь день, и небо в тучах ртутных,

и стынет на ветрах свинцовая Нева,

и познаёт душа все позы Кама-Сутры.

 

От радости моей за добрые слова

твои, уместные и в полдень и заутро,

вдруг вспыхнет солнце, за окном трава

в саду окрасится зеленым перламутром.

 

Так и живем, пока любовь твоя жива,

пока мою не смыл поток желаний мутных,

пока крепка умом седая голова,

и много мыслей в ней — и добрых и беспутных.

 

И будем жить еще, пока ты не вдова,

и я готов тебя любить — ежеминутно.

03.12.2015

 

Из писем к Ирине

С тобой как юноша я весел и раним,

тебе как муж — желанен и любим,

как друг — тобою от невзгод храним,

мой светлый ангел с нимбом золотым.

 

Какое время было не лихим,

когда нам не был горек сладкий дым

отечества? Но стал бы я иным

служить отечествам? И, если — да, каким?

 

Каких мы не изведали стихий,

какие нам неведомы грехи,

зачем ты столько лет ко мне нежна?

 

Тебе не посвятил я ни строки —

ты мне диктуешь песни и стихи!

Ты ангел мой — хранитель. И жена.

13.03.2011

 

Подружка

Я при свечах с тобой сижу, как Пушкин

с любимой нянею — восторг и благодать,

и даже что-то там осталось в кружке —

давай же выпьем и нальем опять.

 

Ты спой мне музыку березы на опушке

весенней рощи, где заезжий тать

в сырой земле припрятал побрякушки

и хочет белую березу заломать.

 

Еще мне спой, любимая подружка,

ту колыбельную, что пела в детстве мать:

про волка серого, царевну и лягушку,

про чью-то удаль молодецкую и стать.

 

Пусть отдохнет моя душа-старушка —

под нежный голос твой ей сладко спать.

02.02.2018

 

Серенада

Черно-белые духи моей возлюбленной

я готов вдыхать веками — мною куплены,

а она, смахнув улыбкой звуки голоса,

теребит мои серебряные волосы.

 

Выпадает счастье — кости лягут дублями,

жаль, что в картах были шансы все загублены,

но зато в любви свезло — налитым колосом

я клонюсь к земле: все было, все исполнилось.

 

Мной хоромы для нее мечтами срублены,

сын рожден, повержен змий — мечи затуплены,

посадил когда-то дерево, но молодость

быстро кончилась — пошли смешные полосы.

 

Мои брови черно-белые — насуплены,

но скрипит по снегу счастье крепким полозом.

16.01.2016

 

Диптих. Слева

Нас не зовут на брачные пиры,

в долг не дают, долгов не возвращают.

Наш пыльный дом, заставленный вещами,

не сотрясают толпы детворы.

 

И видит Бог, мы чахнем без муры

былых балов, стремительно нищаем

мошной и духом. Гордо, как мещане,

живем в чужих обносках мишуры.

 

Мы как деревья — сохнем без коры,

но старости друг другу не прощаем,

потрескивая черствыми мощами

давно мы кости мечем вне игры.

 

И юноши, покрытые прыщами,

учтивы к нам и вежливо добры.

27.02.2016

 

Диптих. Справа

Мы тратим в пост подкожные жиры,

питаясь склоками и травяными щами.

Из нас молитв не вытащить клещами,

зато мы на злословие щедры.

 

И на окраине космической дыры,

обвитые грехами, как плющами,

плывем впотьмах и время поглощаем,

и чуда ждем, как лета школяры.

 

Январь. Волхвы. Младенец и дары.

Земля укрыта снежными плащами.

Искристый праздник, детство возвращая,

летит к реке с накатанной горы.

 

Там иерей у проруби крещальной

творит зимой пасхальные миры.

27.02.2016

 

Правило

Скупые праздники мы делим на двоих,

считаем деньги — тратим без оглядки

на радость робкую и на детей своих,

и с каждым черным днем играем в прятки.

 

Еще — мы молимся о мертвых и живых,

говеем бережно, но выпиваем в святки,

путей не ищем ложных и кривых,

свои возделывая и сады и грядки.

 

И все у нас, любимая, в порядке:

ты чистишь овощи, а я кропаю стих.

Мы всякий день живем по разнарядке

во славу Божию. И правил нет других.

 

На завтрак снова будут яйца всмятку,

а к вечеру — любовь в стихах моих.

03.02.2018